«Воробушки – «Sparrow» улетели и log-файлы передать не обещали

Аналитика: почему украинские БПЛА «Sparrow» не возвращаются на базу: перспективы создания инновационных БПЛА украинского производства в условиях тотальной коррупции.

Украинская компания “Спайтек” из Одессы – это то, что осталось от очень перспективной “Юмик Аэроспейс”, руководство которой, сразу после госпереворота в Киеве, погрузило оборудование в большегрузные фуры и вывезло его в Крым. Туда же отправились на постоянное место жительства и все ведущие специалисты предприятия. На тот момент у “Юмик Аэроспейс” имелись разработки трёх беспилотников, из которых один был ударным.

Укомплектовали “Спайтек” новыми кадрами, в основном с небольшим сроком работы. Они довольно быстро “склеили” в своём кружке не совсем юных техников, 4 малогабаритных разведчика, по функциям похожими на БПЛА  “Spectator” компании “Меридиан”. Кстати, штампуют “птичек” на Молдаванке коллектив из десяти человек. По шаблонам из закупленных в Китае тканей, пенопласта и кевлара, трое рабочих клеят детали корпуса получается сэндвичная конструкция толщиной порядка 2-3 мм. Две пустотелых половинки нашпиговывают чешской и китайской начинкой: силовая установка, электроника, сервоприводы.

С 10 мая по 1 июня в зоне т.н. “ООС” участились случаи потерь БПЛА украинского производства типа “Sparrow”. “Воробушки” залетали на неподконтрльную Украине территорию и оставались там навсегда.  Поскольку конструкцией беспилотного авиационного комплекса предусмотрено сохранение материалов объективного контроля log-файлов на борту БПЛА без возможности передачи записи на наземную станцию управления, потеря аппарата приводит к полной потере всех собранных им данных разведки. То есть, “воробышка”, как из катапульты в игре “Angry Birds”, запускают на территорию “сепаров”, где он благополучно перехватывается, даже не имея возможности передать логи на базу. Тогда в чём смысл? В том, чтобы “летающая лопата” – так в ВСУ любовно называют БПЛА “Sparrow”, доставила на не подконтрольную Украине территорию немного иностранных  деталей, из которых собирают данный аппарат в Одессе?

Компании “Спайтек” предъявлены следующие требования:

Обеспечить возможность передачи и хранения log-файлов БПЛА и log-файлов наземной станции на терминале комплекса управления;

Внедрить данные усовершенствования на всех ранее поставленных в ВСУ беспилотных авиационных комплексах типа “Sparrow”;

Исключить возможность передачи на БПЛА со станции управления комплексом ошибочных или случайных команд по резервному каналу управления;

Провести техобслуживание всех БПАК;

Разработать технологию, обеспечивающую бесперебойную работу двигателя (исключить возможность смещения двигателя в неправильное положение).

Кстати, по заявлению производителей комплекса, дрон работает на специальной радиочастоте, а сама передача данных защищена от взлома. Максимум, что можно сделать с дроном – это заглушить частоту средствами РЭБ, но по заверениям конструкторов, даже в этом случае “Sparrow” на автопилоте выполнит задание и вернётся на базу. Так же у модели “Sparrow LE” имеется дополнительный видеотерминал, на который можно принимать информацию с дрона на расстоянии до двух километров.

То есть, выявленные проблемы сбора данных с улетевшего навсегда “воробышка”, как бы решены? Тогда почему командование “ООС” недовольно беспилотниками и требует из срочно доработать? Кстати, “Sparrow” оказался одним из трёх проектов, под который была создана “платформа развития инноваций” – тоже детище “Укроборонпрома”. Цель платформы – искать разработки и финансирование частных инвесторов для них, организван проект бывшими менеджерами госконцерна.  Платформа  основана  оффшором с Кипра и в виртуальном пространстве выглядит хорошо, как и три её реализованных проекта. Но вот отзывы волонтёров и журналистов, непосредственно общающихся с военнослужащими в Донбассе, совсем иные.

Аппараты “Sparrow” считаются недоработанными и часто падающими без очевидных причин. Беспилотник имеет китайскую начинку и уязвим к средствам радиоэлектронной борьбы, а также имеет небольшую дальность полета и регулярные сбои. Но за весь это китайско-чешский “конструктор: из бюджета выделено порядка 150  миллионов гривен. Куда пошли средства, собранные через интернет-платформу частных инвестиций, доподлинно неизвестно. Создатели платформы занимаются тем, что проталкивают в госзаказ военные “новации” сомнительного качества. Схема простая: некие инвесторы  платят бывшим менеджерам “Укроборонпрома”, взятку за то, что беспилотники самой обычной конструкции выйдут на уровень госзаказа. Видимая часть этого коррупционного айсберга  выглядит, как частные инвестиции на развитие украинской армии.

Кстати, волонтёр Мария Берлинская заявила, что она ещё бы поняла наценку на реальную стоимость “воробышка” , которая составляет около 3 тысяч долларов, в два раза. Но ведь “Sparrow LE” закупается за 150-200 тысяч долларов за один комплекс, а сам беспилотник стоит порядка $10 тысяч долларов! Дорогое “удовольствие” – метнуть лопатой из катапульты без малейшей пользы от этого для аэроразведки. И кстати – подобная расточительность объясняет и низкую подготовку военнослужащих, обслуживающих этот комплекс. Собственно говоря, там просто нечего обслуживать, а производителям “Sparrow” просто выгодно, чтобы их беспилотники “терялись” на не подконтрольной Украине территории. Сарай на Молдаванке готов наштамповать целую стаю этих “птиц”.

Источник: ПИКinform

Похожие записи: