История. Композитор Глиэр: музыкальные уроки для Прокофьева и Савари

Композитор, дирижер Рейнгольд Глиэр преподавал юным музыкантам — будущему классику мировой музыки Сергею Прокофьеву и будущему профессору Донецкой музакадемии Станиславу Савари. Судьба распорядилась таким образом, что известный композитор с разницей в более чем 40 лет давал уроки знаковым для культуры Донбасса музыкальным деятелям.

Композитор, педагог, дирижёр, просветитель

«Музыка доставляет радость не только узкому кругу любителей; музыкальные впечатления способны захватить и объединить широкую массу слушателей; искусство композитора может завоевать всеобщее признание и любовь», – так всю свою жизнь считал известный музыкальный и общественный деятель России и Советского Союза.

Рейнгольд Морицевич Глиэр (30 декабря 1874 года (11 января 1875 года), Киев — 23 июня 1956 года, Москва) – народный артист СССР (1938), лауреат трёх Сталинских премий первой степени (1946, 1948, 1950), автор музыки гимна Санкт-Петербурга. Он был сыном переселившегося в Киев из немецкого города Клингенталя мастера по производству медных духовых инструментов. Как композитор сформировался во многом благодаря общению с А. К. Глазуновым, С. В. Рахманиновым, Н. А. Римским-Корсаковым.

Рейнгольд Глиэр

В 1900 году Рейнгольд Глиэр окончил Московскую консерваторию с золотой медалью. Имя его было высечено на мраморной доске, находящейся у входа в Малый зал консерватории, на которой уже блистали имена Танеева, Рахманинова, Скрябина. Именно в том году и началась его педагогическая деятельность, некоторые подробности которой расскажем несколько позже.

С 1910 года систематически выступал как дирижёр, с 1930 года — с авторскими концертами в городах СССР.

Рейнгольд Глиэр — доктор искусствоведения (1941), автор первого советского балета. Единственный русский композитор, трижды награждённый самой престижной музыкальной премией дореволюционной России — премией имени М. И. Глинки, и самой престижной премией послереволюционной, советской России — Сталинской. При этом он в советское время был награждён и тремя орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени.

Творческое наследие Глиэра обширно и разнообразно: 5 опер, 6 балетов, 3 симфонии, 4 инструментальных концерта, музыка для духового оркестра, для оркестра народных инструментов, камерные ансамбли, инструментальные пьесы, фортепианные и вокальные сочинения для детей, музыка для театра и кино.

Уроки в Сонцовке для юного Сергея Прокофьева

Как оказалось, выпускник с золотой медалью Московской консерватории на заре ХХ века был в Донецком крае и непросто так, а преподавал музыку юному Сергею Прокофьеву. О том, как это происходило, написал в своей объемной автобиографии наш всемирно известный земляк. Происходило это летом 1902 года в селе Сонцовка Бахмутского уезда Екатеринославской губернии. Некоторые выдержки из этой книги и приведем в статье.

Сначала предполагалось, что учителем музыки за 75 рублей в месяц у одиннадцатилетнего Сережи Прокофьева будет талантливый молодой композитор Гольденвейзер, который тоже с золотой медалью окончил обучение в Московской консерватории. Однако не вышло, так как Александр Гольденвейзер лето 1902 года провел частично в Ясной Поляне у Льва Толстого. Но Прокофьевым порекомендовали Глиэра, которому тогда было 28 лет.

«Если первое время я пропускал мимо ушей разговоры о предстоящем его приезде, то, видя, как мать и Марфуша занялись приготовлением хорошей комнаты и как дело вообще становится реальностью, я постепенно сообразил, что ведь этот человек-то едет для меня и чтобы заниматься мной, а не кем-нибудь другим, и стал немного волноваться…

Глиэр оказался человеком приятным, удобным и не вытесняющим много места. Кроме двух или трех часов занятий со мною, он сам усидчиво работал: по утрам сочинял струнный секстет, по вечерам переписывал сочиненное или сидел у себя и читал, словом, был занят. После его утренней работы, часов в одиннадцать, был мой урок на фортепиано…

Отношения установились такие, что я охотно шел со всякими музыкальными вопросами и всегда получал внимательный ответ. В свободные часы Глиэр не прочь был сыграть в крокет или шахматы, или даже принять вызов на дуэль на пистолетах с пружиной внутри, стрелявших палочкой с резиновым наконечником, чем еще больше покорял мое сердце. Он всегда присутствовал на наших спектаклях, взглянув на них серьезнее, чем на игру, и видя в них зародыши будущих сценических работ композитора. В тихие летние вечера Глиэр сажал меня за рояль, брал скрипку, и мы играли сонаты Моцарта…

Глиэр был хорошим педагогом, поэтому он постарался, чтобы у ученика не возникла реакция против преподавания гармонии. Я рвался сочинять и не мог понять, зачем нужны эти скучноватые занятия. Между тем они были нужны, так как гармония подводила фундамент под мое сочинение, без нее же я не знал, что, зачем и почему… Пребывание Глиэра в Сонцовке оказало огромное влияние на мое музыкальное развитие. Дело не только в том, что я утвердился в гармонии и познал новые творческие области, как форма и инструментовка; важен был переход из рук матери, хотя и прирожденного педагога, но и дилетантки и не композитора, в руки профессионала, который совсем по-иному обращался с музыкой и, сам того не замечая, открывал мне новые горизонты…» – написал в автобиографии Сергей Прокофьев.

Рейнгольд Глиэр еще раз, уже в июне 1903 года, приехал в Сонцовку к Прокофьевым в качестве учителя музыки.

История музыки для Станислава Савари

«В Ташкенте нам лекции читал Рейнгольд Глиэр», – рассказал в конце прошлого года в ходе одной из традиционных музыкальных гостиных в Донецком доме работников культуры народный артист, профессор Донецкой музыкальной академии имени Прокофьева Станислав Савари.

Это было в 1951 году, когда в Ташкентском театре ставился балет Глиэра «Красный мак», и композитор часто приезжал в этот город для того, чтобы контролировать процесс подготовки спектакля. А юный Станислав Савари тогда учился в 9-м классе специализированной музыкальной школы, и Рейнгольд Глиэр ему и одноклассникам читал курс музыкальной литературы.

Станислав Савари

«Он нам рассказывал о русских, советских композиторах и играл их музыкальные произведения. Много играл и что для нас было удивительно — музыку исполнял наизусть, без нот. Глиэр уже был в возрасте, но меня тогда он просто потряс и это чувство о нем осталось на всю жизнь. И только в Донецке осознал, что у меня с Сергеем Прокофьевым есть один учитель, только почти в 50 лет разницы», – подчеркнул Станислав Витальевич.

Профессор Савари вспомнил забавный эпизод, связанный с пребыванием Рейнгольда Глиэра в Ташкенте, когда композитор надевал на голову узбекскую тюбетейку как-бы стараясь быть похожим на узбеков, чем вызывал улыбку у всех, кто видел композитора таким.

Анатолий Жаров
Фото: Геннадий Казаков, Надежда Чичерова


Похожие записи: