Судьба хирурга: верность клятве и Родине

Хирург – это не специальность: это судьба. И судьба довольно непростая… Если хирург ушел после смены домой – это не значит, что он перестал думать о своих больных, которых прооперировал, которых лечил, за которых он в ответе. Дисциплина, ответственность, знания – вот основные составляющие хирурга.

Так описал свою работу в интервью «Правда ДНР» заведующий отделением общей хирургии при Институте неотложной восстановительной хирургии им. Гусака профессор Геннадий Дмитриевич Попандопуло.

– Геннадий Дмитриевич, у Вас довольно богатый профессиональный опыт, множество заслуг, расскажите, как Вы все же начали свой путь, к чему изначально стремились, будучи интерном? Или Вы планировали что-то совершенно другое?

– В медицину я стремился еще со школьной скамьи, так как воспитывался во врачебной среде – и поэтому со школы уже определился, что буду врачом. А далее, как говорится, по накатанной – институт, ординатура, аспирантура… И далее вся моя судьба была связана с Донецким медицинским институтом им. Горького.

– В какой момент Вы выбрали направление «хирургия»?

– Узкую специальность «врач-хирург» я выбрал еще в студенческие годы. Позже, по распределению, стал хирургом макеевской медсанчасти металлургического завода им. Кирова. Там я и начал свою трудовую деятельность.

– Начало Вашего пути было в Макеевке… С какими трудностями приходилось Вам сталкиваться? Возможно, был какой-либо случай, который изменил Вас в профессиональном плане?

– Много было трудностей. Запоминаются не все. Но я вот точно, что могу вспомнить, так это момент, когда произошла авария на металлургическом комбинате. Мне пришлось ночью, самостоятельно, туда ехать. Авария случилась в подбункерном помещении доменного цеха. Я когда по лестнице туда спустился – увидел ровный гладкий пол, а когда наступил на него, моя нога ушла по колено в пыль. И как раз там тяжело травмировало молодого парня. Мне пришлось самому принимать там решения, везти его в больницу, оперировать. Все это было глубокой ночью. Я был молодой и неопытный, но справился.

– Когда Вы осознали, что являетесь высококлассным специалистом? Или Вы себя таким не считаете?

– Я не считаю, что я достиг вершин совершенства. Это не свойственно людям, которые помогают другим и видят результаты своих трудов каждый день. А результаты нашей работы видны сразу, буквально через несколько часов. И вообще, хирургия это работа не одного человека, а работа команды.

Для Геннадия Дмитриевича клятва Гиппократа не пустые слова

– Таких специалистов, как Вы, часто хотят видеть у себя ведущие институты и клиники. А Вы связали свою жизнь и деятельность с Донбассом. Были ли случаи, когда Вас пытались переманить?

– Переманить можно того, кто не твердо стоит на ногах, и не определил свой последующий шаг. А я родился в Макеевке в 1938 году и, как вы видите, недалеко от нее уехал. Были случаи, когда я мог сменить и место жительства, и прописку. Были в свое время такие институты как спецклиническая ординатура, это во времена СССР еще – мы тогда помогали развитию медицины в дружественных странах. Вот я и был зачислен в такой институт, и меня готовили к поездке в Гвинею. Там я должен был помогать медикам. Но я остался в Макеевке, был принят в аспирантуру Донецкого медицинского института, и дальше вся моя деятельность уже была связана не только с хирургией, но и с преподаванием. До сегодняшнего дня я являюсь преподавателем в медицинском университете им. Горького – преподаю хирургию, также я оперирую и заведую отделением.

– Видите ли Вы в ком-то из ваших учеников сейчас потенциал, кто может стать хорошим специалистом?

– Могу сказать о своих учениках, что они состоялись. Возможно, где-то кому-то я что-то не додал, но здесь вина обоюдна. Я всегда говорил, что у учеников есть огромное преимущество – им не стыдно признаться, что они чего-то не знают. И задача ученика получить ответ на свой вопрос. То есть, ученик должен быть в какой-то степени навязчивым. Страшно безразличие и равнодушие учеников, когда они не знают, а делают вид, что знают. А жизнь такая штука, что всегда спросит. Многие мои ученики сейчас работают в районах и городах Республики. Со всеми я поддерживаю добрые отношения. До сих пор, если могу, помогаю им советом и интересуюсь их мнением.

– Я знаю, что в начале боевых действий в 2014-м Вы не покидали отделения, и практически не были дома, постоянно спасая жизни. Расскажите, как все происходило в тот момент?

– Безусловно, было тяжело. Но те ребята, которые остались здесь в отделении – остались не по приказу. Мы дежурили, оперировали, никто не жаловался на переработку и усталость. Это многого и дорогого стоит.

Портрет Владимира Корнеевича Гусака в кабинете Геннадия Попандопуло

– Был ли за время боевых действий какой-либо случай, с которым Вы сталкивались впервые? Который для Вас и Ваших коллег стал вызовом?

– Конечно, такие случаи были. Каждый больной, каждый пострадавший – это индивидуальный случай. И он имеет свой корень, до которого нужно докопаться.

– Когда Вы стали свидетелем событий 2013-2014 годов, как Вы это все восприняли, что чувствовали?

– С тревогой, волнением и большим недоумением. Донбасс всегда был специфическим регионом и останется им. Национальные чувства на Украине мне понятны, а вот националистические… Я считаю, что они только вредят. Украинский язык я знаю, и «дуже не погано на ньому читаю», и для меня никогда не существовало языкового барьера. К примеру, был у меня юбилей, и выступал наш директор, мой давний друг, соратник (Эмиль Фисталь – ред.). Он по национальности еврей. Я, как следует из фамилии (Попандопуло – происхождение фамилии относится к распространенному типу греческих фамилий – ред.) – грек. Так вот, Эмиль Яковлевич читал мне на украинском стихи. Мне – русскоязычному греку на Донбассе. Какие тут могут быть барьеры?

Поэтому, когда начались все эти непонятные для меня, события, я думал, что это ненадолго. Но оказалось, что нужно набираться терпения, которого у нас хватило. Правота наша очевидна.

– Какое у нас, на Ваш взгляд, будущее?

– Будущее у нас оптимистичное – по той простой причине, что мы, тут оставшиеся, единомышленники.

Чем сейчас живет Ваше отделение?

– Наше отделение, как всегда, живет повседневностью. К примеру, прошлая ночь, у нас была, как мы говорим, «ургентная» (дежурная, экстренная, неотложная – ред.). Только за ночь было доставлено 10 больных – из них прооперировано 5 аппендицитов, раскрыто 2 воспалительных инфильтрата, и ушита перфоративная язва желудка. Это все сделано дежурной бригадой за одну ночь. Часов четырнадцать ребята работали. Вот это наша повседневность.

– Есть ли у Вашего отделения какие-либо планы на будущее? Какие цели лично Вы ставите перед собой сейчас?

– Я начинал работать при СССР – и за свою работу я стал отличником здравоохранения, потом Л. Кучма наградил меня званием заслуженный врач Украины. А в прошлом месяце я стал заслуженным врачом Донецкой Народной Республики. Скажу так – животы болят при любых режимах. И врачи нужны всем. А свои цели, поставленные еще в школьном возрасте, я все время выполняю. Насколько успешно – не мне судить. Нужно соизмерять свои цели со своими возможностями.

– Очень приятно было с Вами общаться. Спасибо за беседу!

Читайте также:  Кузнецы донецких чемпионов