Освободители Донбасса – летчики Гольмы

В ныне прифронтовом поселке Гольмовский возле Горловки в братской могиле похоронены летчики двух экипажей советских самолетов

Эти советские летчики погибли за освобождение Донбасса от фашистов, пусть и не в той, победной для нас, наступательной операции Красной Армии в августе-сентябре 1943 года. Они отдали свои жизни за свою Родину и по полному праву достойны почетного звания освободителя нашего края. Место их захоронения содержат в порядке жители поселка, которые сами не понаслышке знают, что такое война, практически каждый день, подвергаясь обстрелам со стороны ВСУ.

Экипаж капитана Силютина

В начале сентября 1942 года в небе над поселком Гольмвовский около Горловки погиб экипаж самолета дальней советской авиации. Долгие уже послевоенные годы об этой братской могиле в поселке в парке за дворцом культуры было известно, что в ней похоронены летчики и знали только одну фамилию – Приходько М. Полностью удалось установить имена погибших лишь к 40-летию Победы над фашистами – в 1985 году.

Сегодня в обобщенном банке данных «Мемориал» – банке данных о защитниках Отечества, погибших, умерших и пропавших без вести в период Великой Отечественной войны и послевоенный период можно найти официальный документ, сообщающий о потере этих летчиков. В донесении о безвозвратных потерях личного состава 113-й авиадивизии дальнего действия в период с 1 по 10 сентября 1942 года указываются полностью фамилии и должности похороненных в Гольме советских летчиков. Это был экипаж из 836-го авиаполка дальнего действия, имевший тогда на вооружении бомбардировщики ИЛ-4. Там указана следующая информация: командир эскадрильи капитан Алексей Семенович Силютин, кадровый военный, 1906 г.р., уроженец поселка Городок, Тюненского сельсовета, Рожденского района Орловской области, жена — Нина Андреевна Силютина, г. Энгельс, ул. Халтурина; штурман эскадрильи капитан Михаил Андреевич Приходько, кадровый военный, 1908 г.р., уроженец села Сулимовки  Чертивского района Харьковской области, жена — Марина Трофимовна Приходько, станция Поздеевка Амурской железной дороги; начальник связи эскадрильи (воздушный стрелок-радист) старший сержант Владимир Павлович Харченко, 1922 г.р., призванный в Красную Армию Моздокским горвоенкоматом, место рождения — Ордожникидзевский край, город Моздок, улица Колхозная, 254, отец — Павел Никифорович Харченко, проживал по указанному адресу воздушного стрелка-радиста; воздушный стрелок сержант Михаил Александрович Мараховский, 1918 г.р., призван Сталинским РВК города Астрахани, место рождения — город Астрахань, 4-й район, улица Джона Рида, д. 2/4, мать — Нина Дмитриевна Шабалихина, проживавшая там же в Астрахани. Напротив этих фамилий значилось в донесении, что «не возвратились с боезадания 3.09.1942 года».  Удалось также выяснить, что летчик Алексей Семенович Силютин в 1932 году закончил Борисоглебское авиационное училище имени Чкалова (2-й военной школы летчиков).

Их самолет был сбит зенитной артиллерией фашистов у карьеров вблизи хутора Бахмутка. О еще трех летчиках, чьи имена высечены на гранитной мемориальной доске, в документе этого авиационного подразделения ничего не указано.

О стрелке-радисте Владимире Харченко помнят в Моздоке

Как оказалось, о воздушном стрелке-радисте, старшем сержанте Владимире Харченко не забыли на его родине – в городе Моздоке. Ученики школы, в которой он учился – общеобразовательной школы №108 имени Юрия Андропова недавно написали историческую работу «Пусть мужество ваше нам будет примером», в которой, в частности рассказали и о жизни своего земляка, погибшего под Горловкой. Вот краткий о них рассказ:

«Они были неразлучными друзьями: Цымбал Иван и Харченко Владимир. Познакомились на сентябрьской праздничной линейке в моздокской железнодорожной школе №8, куда их, первоклассников, привели родители, служащие дороги…

Володя Харченко (родился в 1922 году) – коренной моздокчанин. Вместе с родителями, Павлом Никифоровичем и Евдокией Кузьминичной, с сестрой Олей проживали недалеко от школы на улице Колхозной.

Ребята учились легко, на занятия ходили с большим желанием. Вместе готовили уроки, вместе участвовали в школьных концертах художественной самодеятельности, вместе блистали в постановках школьного драматического кружка. Ваня неплохо играл на скрипке и мандолине, Володя – на гитаре и балалайке. Они были любимцами школьной детворы. Удивительная энергия, жизнелюбие, душевная щедрость счастливо сочетались в них с высоким чувством ответственности и неравнодушия.

Однажды (весной 1936 года) ребята, переходя через железнодорожные пути, заметили лопнувший рельс и … помчались на станцию. Подняли тревогу. Крушение пассажирского поезда было предотвращено. За проявленную бдительность друзья получили денежные премии и путевки в пионерский лагерь «Артек». Оттуда вернулись с массой впечатлений. Море, пляж, парки… А главное, знакомство с Гарри Айсманом, борцом за мир, первым пионером США, за свою деятельность сидевшим когда-то в тюрьме, а после кампании на международном уровне освобожденном и с триумфом вывезенном в СССР.

1939 год. В руках друзей аттестаты, подтверждающие отличное окончание средней школы. Многие юноши того поколения мечтали стать летчиками. Во многом это желание укреплялось директивами IX съезда Ленинского комсомола, постановившего принять шефство над военными воздушными силами Рабоче-крестьянской Красной армии и выдвинувшего лозунг «Комсомолец, на самолет». Моздокские ребята вполне соответствовали этим требованиям. Иван Цымбал, сдав два вступительных экзамена (математику и сочинение), пройдя две комиссии (медицинскую и мандатную) становится курсантом Краснодарского военно-авиационного училища летнабов (летчиков-наблюдателей) и штурманов.

Что-то не заладилось при поступлении в это училище у Володи Харченко. Однако уже в октябре 1940 года он был призван в ряды РККА и направлен в школу военных летчиков в Сухую Падь (под Читой). К тому времени летные кадры уже готовили по ускоренной программе – курсанты обучались за 6 месяцев. Перед самым выпуском, в мае 1941 года, родители Владимира от секретаря комитета комсомола школы получили письмо. В нем сообщалось, что их сын «с первых дней занятий с творческой страстностью взялся за овладение сложной военной техникой». Он является образцом «высшей формы дисциплинированности, аккуратности, подтянутости, строевой выправки». Командование ставит его в пример остальным курсантам. «Он не только отлично учится сам, он помогает товарищам, подтягивает их до уровня своих знаний», – отмечалось в письме. За отличные показатели в учебно-боевой подготовке, за активное участие в общественной работе командование наградило его Грамотой «За отличную учебу» и объявило несколько благодарностей.

Началась война. Владимир Харченко для дальнейшего прохождения службы был направлен в 836 авиационный бомбардировочный полк 113 авиационной дивизии. Полк по штату имел в своем составе 20 боевых самолетов и … нес огромные потери…Летчики 113-й бомбардировочной авиадивизии должны были действовать днем с больших высот и под прикрытием истребителей. Это не всегда получалось, и поэтому каждый их вылет был равен самоубийству. Трагический эпизод с уничтожением группы ТБ-3, вылетевшей днем и без прикрытия, был описан К.Симоновым в романе «Живые и мертвые».

Третьего марта 1942 года экипаж ТБ-3 в составе командира эскадрильи капитана Силютина А.С., штурмана капитана Приходько М.А., воздушного стрелка сержанта Мараховского М.А., воздушного стрелка-радиста старшего сержанта Харченко В.П. совершили свой последний боевой вылет. Их самолет был сбит немецкими зенитками в небе над Горловкой (Донецкая область). Летчикам удалось выпрыгнуть с парашютами. Однако все они были схвачены фашистами и после мучительных пыток расстреляны. Об их гибели, месте захоронения станет известно только в 1985 году благодаря поисковой операции «Вспомним всех поименно», возглавляемой Александром Степановичем Гладченко, поисковиком и просто неравнодушным человеком из г. Горловка. В письме в редакцию моздокской газеты «Ленинская правда», он сообщит о том, что останки героически погибших летчиков в 1944 году были перенесены в братскую могилу поселка Гольма Донецкой области.  А ведь 42 года, с апреля 1943-го, родственники Владимира Харченко, получившие скорбное извещение, жили надеждами на возможную встречу.  Сестра Владимира, Ольга, выезжала к месту захоронения героически погибшего брата. Сейчас в школьном музее хранится капсула с землей, привезенной ею с могилы Владимира». Вот такая история.

Летчики с другого бомбардировщика

Как оказалось, еще три летчика, захороненные в Гольмовском, являются экипажем другого советского самолета. Снова обращаемся к интернет-банку погибших «Мемориал».  И выясняется, что здесь речь идет об экипаже, который не вернулся на базу с боевого задания 11 февраля 1943 года. По документам Тамбовского облвоенкомата выясняется, что старший сержант Михаил Дмитриевич Прокудин — стрелок-бомбардир 36-го гвардейского бомбардировочного авиаполка 202-й бомбардировочной дивизии, 1920 г.р., уроженец Куйбышевской области, призван Приволжским РВК, член ВЛКСМ, отец — Дмитрий Петрович, проживал в Рассказаво по улице Пушкинской. Вместе с ним указаны в донесениях еще два его боевых товарища: пилот — сержант Василий Степанович Филатов, 1922 г.р., уроженец Саратовской области, кандидат в члены ВКП (б), призванный Карабулатским РВК, отец — Степан Кузьмич Филатов, село Малая Гусиха, Карабулатский район Саратовской области; стрелок-радист сержант Григорий Филиппович Ганжа, 1916 г.р., беспартийный, кадровый военный, уроженец города Краснодара.

С помощью другого известного интернет-сайта Министерства обороны Российской Федерации «Подвиг народа», где есть база награждений в годы Великой Отечественной войны, удалось выяснить, что сержант Григорий Ганжа был награжден медалью «За отвагу». «В период с 16.12.42 по 25.01.43 г. произвел 10 успешных вылетов на боевые задания. Связь и наблюдения за воздухом выполнял хорошо. 15.01.1943 г. в составе 6-ти самолетов ведомым, обстрелял скопление войск противника в пункте Каменка, рассеяно до роты пехоты. Бомбометанием группы уничтожено 2 автомашины с грузом и разрушено 10 зданий», – указывалось в его наградном листе.

Известно, что этот экипаж летал на бомбардировщике Пе-2. Их авиаполк после завершения Сталинградской битвы был участником новой наступательной операции  «Скачок» Юго-Западного фронта  с 29 января по 18 февраля 1943 года.  Эта войсковая операция тогда сложилась неудачно для наших войск. Но тогда авиация фронта, как могла, поддерживала наши войска в наземных боях в Северном Донбассе, даже совершила налет на аэродром противника в Сталино. Однако, как видим, советская авиация тоже несла боевые потери.

Теперь память о семерых погибших летчиках хранят в Гольмовском.

Автор: Анатолий Жаров