История из жизни…

Истории простых людей переживших все ужасы гражданской войны на Донбассе порой настолько интересны и загадочны, что диву даешься, как эти люди до сих пор живы и сколько в них мужества…

История, которую я вам хочу рассказать, история хрупкой женщины Маши, которая живет сегодня со мной рядом.

Маша родом из поселка Пески. В посёлке  находится храм Святых Жен Мироносиц Авдеевского благочиния Донецкой епархии Украинской православной церкви Московского патриархата.

Сегодня этот поселок практически стерт с лица земли украинскими карателями. Как  сообщают укроСМИ и укровласти – “поселок Пески, расположенный в прифронтовой зоне восстановлению не подлежит”…

В 2016 году укроСМИ с гордостью выставили фото, как грабят дома людей и что сделали с поселком. Фото от украинских мразей.

Предатели и мрази есть в любом народе, вот и в 2014 году соседка Марии, когда украинские военные уже грабили и насиловали поселок Пески, до этого расстреляв его, активно сотрудничала с украинскими карателями. Никто в доме  не мог и подумать, что вроде бы умная женщина, кандидат наук превратится в стукача… Сданы украинским полицаям были все, кто принимал участие в референдуме, кто “сепаратист”… В общем соседка постаралась “от души”…

Вот и про Марию, у которой зять на тот момент уже состоял в ополчении, донесла и при этом указала – “Машка же врач, вот вы ее и заставляйте на вас работать!”

Три долгих месяца, начиная с августа 2014 года по ноябрь 2014 года Мария под дулом автомата, с угрозами убийства спасала украинских раненных солдат. Дом разрушен, осталась только прихожая. Жить пришлось в подвале. Где находились еще две старушки. Одна из них была монашка из монастыря.

“Маша, я тебе сделала оберег”, – в одних из дней сказала монашка. – “Носи его, он тебя спасет”.

Мысль о том, что нужно каким-то образом попасть на территорию ДНР не покидала Марию ни на секунду, ведь там же дочь и зять, она должна быть на той стороне, которая ей ближе и родней.

В ноябре месяце, собравшись с силами, ночью, под жестоким обстрелом, Мария решилась на поход к своей подруге, у которой было авто. “Оля, помоги мне выехать, хоть как-нибудь, все что у меня есть отдам”. Наконец договорились. В час ночи они ее будут ждать.

За три месяца впервые решила зайти в свою квартиру. Комнат нет, осталась одна прихожая. Темно. Зажжешь свечку, укропы начнут стрелять. Только на ощупь можно было хоть что-то взять с собой. В ногах стояла сумка. И тут Маша увидела глаза. Кот… Маркиз сидел молча. Черный породистый кот стал белоснежным. Поседел.

“Маркиз, где же ты был, я же тебя столько искала!” – запричитала Мария. “Иди в сумку, будем пробовать спасаться”…

Ноябрь, холодно, нащупав какое-то пальто и всунув ноги в первые попавшиеся сапоги, повесив сумку с котом на плечо, Мария отправилась в свой поход. Вокруг стрельба, молясь Богу и прося, “если уж пуля лучше смерть”, Маша отправилась в путь.

К часу ночи была уже на месте. Машина подруги заведена, выдохнув что добралась, отправились в путь на Селидово.

По дороге блок-пост укрокарателей. “Куда это вы едите?” – рявкнул детина с автоматом на плечах. Резко открылась задняя дверь где сидела Мария. “Что бабка у тебя в сумке?”. Мария трясущимися руками открыла сумку, на укровояку зыркнул глазами кот Маркиз.

На шее у Марии весел простой старенький телефон “ракушка” и маленькая сумочка, где были последние 100 грн. Сорвав все это с шеи у хрупкой женщины, захлопнув резко дверь, этот детина рявкнул – “Езжайте!”…

В Селидово попали в три часа ночи. Оставили Марию на вокзале. Дали сто гривен и сказали, сиди и жди автобуса. Первый автобус на Донецк был рано.

В себя Мария пришла уже на Южном автовокзале в Донецке.

Куда идти? До дочки с зятем не доедет. До Обрыва далеко. Денег не  хватит.

Выход один – идти к Дому Правительства ДНР. Должны помочь…

Дальше все было как в тумане, только подойдя к Дому Правительства Маша поняла, что земля уходит из-под ног. Очнулась в “скорой”… Рядом ребята – военные.

“Бабуль, ну что ж ты так?” – сказал ополченец, заглядывающий в “скорую”… “Сынок, там у меня на входе сумка была, в ней мой кот, посмотри, может найдешь?” – первое что сказала Мария…

Маркиз был на месте, не выскочил никуда, хотя сумка была открыта.

Потом была больница, Комитет по правам человека и общежитие. Сегодня тетя Маша живет в моем общежитии. Вместе с Маркизом.

Всему свое время…

Ваш Таксист..