Дальний родственник — близкий враг

О причинах, последствиях и геополитических масштабах русофобии писалось неоднократно. Не потому, что говорить больше не о чем, а потому, что тема эта актуальна как никогда. В этом месяце Киев снова будет отмечать «независимость». Это повод рассмотреть данный вопрос под особым ракурсом — западнославянским.

 Мы — не русские, русские — не мы.

«По внутреннему убеждению моему, самому полному и непреодолимому, — не будет у России, и никогда ещё не было, таких ненавистников, завистников, клеветников и даже явных врагов, как все эти славянские племена, чуть только их Россия освободит, а Европа согласится признать их освобождёнными. Начнут они непременно с того, что внутри себя, если не прямо вслух, объявят себя и убедят себя в том, что России они не обязаны ни малейшей благодарностью, что они племена образованные, способные к самой высшей европейской культуре, тогда как Россия — страна варварская, мрачный северный колосс, даже не чисто славянской крови, гонитель и ненавистник цивилизации». Эта мысль Достоевского из «Дневника писателя», увы, стала пророческой. К сожалению, Фёдор Михайлович не объяснил причины «братской ненависти» к русским, которой пылают прибалты, чехи, венгры, поляки и украинцы. А понять эти причины необходимо — хотя бы для того, чтобы знать, как и возможно ли с этим бороться.

Психологический портрет врага

В творчестве прозорливого Достоевского есть аналог, прямо-таки психологический прототип современного русофоба западнославянских кровей. В романе «Идиот» мелькает персонаж Антип Бурдовский. Автор характеризует его так: «Ни малейшей иронии, ни малейшей рефлексии не выражалось в лице его; напротив, полное, тупое упоение собственным правом и в то же время нечто доходившее до странной и беспрерывной потребности быть и чувствовать себя постоянно обиженным».

Эта «потребность быть обиженным» — единственная общая черта современной Украины и её более «европеизированных» соседей. В частности, поляки и украинцы соорудили свой собственный «Холокост». Для Варшавы краеугольным камнем новой идеологии стала Катынь (не путать с Хатынью — уничтоженную фашистами белорусскую деревню не должно быть так же жалко, как убитых польских офицеров), для Киева — «голодомор». И то, и другое раздулось до масштабов национальных мифов, и то и другое — неоднозначно. Мы не будем сейчас рассматривать всю неустойчивую основу данных идеологических конструкций. Здесь интересно другое — все западные славяне за всю свою трагическую историю натерпелись от многих народов, но обиду затаили только на один — русский. А поскольку особых поводов для обид именно на русских история им не предоставила — поводы эти приходилось надумывать (об исключительно «украинском» голоде написано уже немало, а над тем фактом, что поляки под Катынью убиты из немецкого оружия, тоже стараются не задумываться — официально вина на агентах НКВД).

Таким образом, идеологическая обидчивость объясняется неуверенностью в собственной правоте. Однако отомстить «обиженные» хотят по-настоящему. Достоевский: «Лгущий самому себе и собственную ложь свою слушающий до того доходит, что уж никакой правды ни в себе, ни кругом не различает, а стало быть, входит в неуважение и к себе и к другим.<…> Лгущий себе самому прежде всех и обидеться может. Ведь обидеться иногда очень приятно, не так ли? И ведь знает человек, что никто не обидел его, а что он сам себе обиду навыдумал и налгал для красы, сам преувеличил, чтобы картину создать, к слову привязался и из горошинки сделал гору, — знает сам это, а всё-таки самый первый обижается, обижается до приятности, до ощущения большого удовольствия, а тем самым доходит до вражды истинной…».

Побеждённые презирали победителей

Коммунистическая пропаганда приписывала идеологию фашизма исключительно правящей элите Германии и Италии. Дескать, простой рабочий люд подчинённых Третьему Рейху стран расовую теорию не разделял и всячески с ней боролся. Многочисленные фильмы о героическом освободительном движении внедряли в массовое сознание эту, к сожалению, неверную мысль.

Бесстыдная пропаганда и атрибутики, и идеологии фашизма в странах бывшего соцлагеря выглядит настолько абсурдной, что не воспринимается всерьёз. Действительно, как венгры, румыны, поляки и украинцы — те, кому нацисты официально строили концлагеря — могут разделять их убеждения?

Ответ на этот вопрос есть. Станислав Куняев в своём исследовании «Шляхта и мы» приводит следующее соображение доктора Геббельса: «Поляки верят в расовую теорию. Кровь для них определяет всё. В таком случае они легко поймут, что есть в расовой иерархии народы, которые стоят выше поляков. Полякам вполне возможно внушить чувство расовой неполноценности по сравнению с нами, немцами». Расширим мысль фашистского идеолога — ВСЕ западные славяне верят или доверяют расовой теории. Все они согласны уступить первое место более сильным европейцам. Но — в своей гордыне западные славяне естественно не хотят быть последними. Последнее место нецивилизованных, неполноценных, в конце концов — недочеловеков, в их списке заняли русские.

Казалось бы, история должна была внести существенные коррективы в подобную расовую иерархию. Ведь все «лидеры» списка (Карл ХII, Наполеон, Гитлер) проигрывали аутсайдерам. Но русские при этом на вершине таблицы не оказывались. Наоборот, их презирали ещё больше. Польский поэт, нобелевский лауреат Чеслав Милош о русско-польской войне писал так: «Своё поражение в войне поляки встретили недоумённо. Побеждённые презирали победителей, не видя в них ни малейших достоинств».

Александр Пушкин в стихотворении «Клеветникам России» даёт исчерпывающий ответ на вопрос: за что не любят русских западные славяне:

И ненавидите вы нас…
За что ж? ответствуйте: за то ли,
Что на развалинах пылающей Москвы
Мы не признали наглой воли
Того, под кем дрожали вы?

Эта ненависть воистину трагична. Ваш лидер и идеал (которого вы боитесь и которым одновременно восхищаетесь) вдруг падает, поверженный каким-то угро-татарским недоразумением. Как быть? Признать превосходство русских немыслимо — это значит признать неверным всё своё мировоззрение (вплоть до католических и униатских основ). А Россию западные славяне воспринимали по-европейски: «Мы для них совсем другой мир, точно с луны сошли, так что им даже самое существование наше допустить трудно» (Достоевский). Остаётся одно — вместе с Европой выдумывать оправдание своим поражениям: Карла победило русское самодурство, Наполеона — русские морозы, Гитлера — русское бескультурье. К слову, «братья славяне» помогали вышеназванным расовым лидерам весьма усердно. «Старания» Мазепы и Бандеры нам известны, остаётся добавить красноречивый факт о национальности солдат вермахта, взятых в плен Красной армией в период Великой Отечественной (венгры — 513 766, румыны — 187 367, чехословаки — 69 977, поляки — 60 272, для сравнения, итальянцы — 48 957).

Мечта — стать полицаем

«Лакей, помимо прочего, всегда готов превзойти своего «хозяина» в агрессивности по отношению к врагам». Эта мысль Вадима Кожинова объясняет психологическую подоплёку русофобии у «братьев славян». И в этом подражательном лакействе они и становятся подобными «ненавистниками, завистниками и клеветниками», о которых предупреждал Достоевский.

Однако Европа — это прежде всего Микеланджело, Гёте и Моцарт, а уже потом инквизиция, гильотина и концлагерь. Да и русофобия для неё не второ- и даже не третьестепенный признак, так — вынужденная особенность внешней политики. Но — умственные лакеи Запада способны перенять и усвоить только внешнее. Вот они и хватаются за русофобию как за пропуск в «высший свет».

Вот, к примеру, премудрости известного польского писателя Ярослава Рымкевича: «Иногда мне кажется, что народ, причинивший своим соседям и всему человечеству столько зла, угнетавший и истреблявший литовцев, татар, поляков, чеченцев — да, собственно, все соседние народы — вообще не имеет права существовать. И что факта его существования не оправдывают, а его ужасных вин не могут искупить даже те великие и прекрасные творения, которые он дал миру: творения Пушкина, Тютчева, Рахманинова…».

Трудно представить, сколько бы либеральной вони поднялось, если бы подобное написал Кожинов, Куняев или Проханов (например, об американцах). И вообще — чем это русские так исключительно плохи? Вот и министр иностранных дел Украины Павел Климкин как-то поведал, что «оккупация Крыма — это самое большое преступление со времён Второй мировой войны». И Рымкевич, и Климкин, и множество подобных им «мыслителей» благосклонно «прощают» Хатыни, Освенцимы, Дрездены и Хиросимы (это если брать западный «вклад» только в ХХ век, а ведь можно ещё и индейцев, и еврейские погромы припомнить). Ведь это делали «хозяева», а хозяевам можно всё. А самое страшное — без русских именно они: прибалты, венгры, поляки и украинцы останутся на последнем месте в расовой цепочке питания. Вот и остаётся им в своей немощности давиться желчью и молится на Запад. И ждать, когда же «хозяин» придёт и разрушит Россию. И самое заветное — позволит им, как преданным слугам, добить жертву.

Приведём высказывание ещё одного учёного-историка из числа «преданных русофобов». Поляк П. Вечоркевич пишет: «Гитлер никогда не относился к своим союзникам так, как Сталин к странам, завоёванным после Второй мировой войны. Он уважал их суверенитет и правосубъектность, накладывая лишь определённые ограничения во внешней политике. Мы могли бы найти место на стороне Рейха почти такое же, как Италия, и, наверняка, лучшее, нежели Венгрия или Румыния. В итоге мы были бы в Москве, где Адольф Гитлер вместе с Рыдз-Смиглы принимали бы парад победоносных польско-германских войск».

К сожалению, за этим высказыванием стоит нечто большее, чем банальный маразм. Вечоркевич наконец-то честно озвучил заветную мечту западных соседей России. Они желают стать полицаями и безнаказанно угнетать (то есть делать то, что европейцы на протяжении всей истории делали с ними). Русские — единственные кто «как хозяин» не бил лакеев в морду. Лакеи доброту приняли за слабость. Слабых они посчитали ниже себя и…

В итоге всё привело и к бойне в Донбассе, и к тому, как эта бойня ведётся. Порошенко открыто радовался тому, что донецкие и луганские дети сидят в подвалах. Ублюдочные боевики «торнадо» и прочих «айдаров» скотски издеваются над пленными и над простыми мирными жителями.

Что ж, какая страна — такая у этой страны и мечта. Радуйтесь, украинцы, ваша мечта осуществилась:

“Вас пожирает. Вам обидна
Величья нашего заря;
Вам солнца Божьего не видно
За солнцем русского царя”
.

Артём Юрьев

Похожие записи: