Армия преступников

Если регулярно пролистывать украинские новостные сайты, то можно заметить интересные закономерности. К примеру, все новости, которые касаются Вооруженных сил Украины и других силовых ведомств, четко делятся на несколько категорий.

Первая, и самая любимая журналистами – это «героические перемоги» в зоне т.н. «ООС».

Вторая – менее красивая – гибель украинских военных.

Третья – всякие бытовые подробности из жизни украинской армии, например – учения или вручение наград. Освещается еще меньше, и, в основном, с подачи самого военного ведомства.

А вот четвертая категория – самая неприглядная, и оттого крайне скудно освещаемая в СМИ. Это новости о совершенных украинскими военнослужащими преступлениях.

Как бы ни хотелось военно-политическому руководству незалежной утаить неприглядные инциденты, сделать это обычно не удается. Даже несмотря на то, что новостные агентства Украины довольно мало обращают на них внимание читателей.

Но правда всегда всплывает, и временами в открытом доступе оказываются документы, подводящие дискредитирующую украинских «защитников» статистику.

Так, на днях в СМИ появился небезынтересный документ: докладная записка на имя Генерального прокурора Украины Юрия Луценко, в которой раскрываются некоторые интересные подробности.

Разделы про массовое дезертирство и небоевые потери украинских военных в зоне т.н. ООС мы, пожалуй, оставим на потом, а сейчас обратим внимание на разделы о противодействии преступлениям.

Итак, как следует из документа, наиболее остро в зоне т.н. «ООС» стоит вопрос противодействия преступлениям, связанным с незаконным оборотом огнестрельного оружия и боеприпасов.

Так, за период с 2014 – по начало 2018 года только по факту совершения криминальных правонарушений с применением огнестрельного оружия в производстве у военных прокуратур и других правоохранительных органов находилось 5959 криминальных дел. В ходе расследований было изъято более 400 единиц оружия и боевых гранат.

Что самое интересное – похоже, вся работа военных прокуроров особого результата не дает. По признанию составителей документа, за тот же период было потеряно 15059 единиц огнестрельного оружия, а разыскано не более 3%.

Какого рода были эти «потери» можно выяснить, если обратиться к официальным источникам. Так, например, 21 сентября 2018 года Военной прокуратурой Херсонского гарнизона Южного региона Украины при реализации боеприпасов и взрывчатых веществ, был задержан военнослужащий-контрактник.

«Досудебным расследованием установлено, что в четверг, 20.09.2018, 43-летний солдат, находясь в с. Раденск Цюрупинского района Херсонской области, продал гражданину Д. боеприпасы и взрывчатые вещества (пластид и тротил в количестве около 600 гр., 1 РГД и 2 самодельные взрывные устройства, изготовленные из ВОГ-17). Кроме того, правоохранителями уже задокументирован факт предварительной реализации этим военным 3,4 кг пластида за денежное вознаграждение в сумме 5200 гривен», – говорится в сообщении ведомства.

Другой интересный момент касается количества криминальных правонарушений, совершенных участниками т.н. «АТО». По данным авторов документа, с 2014 по июль 2018 года было зарегистрировано более 1200 правонарушений, совершенных ими, причем их количество ежегодно возрастает: за неполное полугодие 2018 года их количество превысило количество преступлений, совершенных в 2017 году. Так, в 2014 году было совершенно 11, в 2015 – 19, в 2016 – 24, в 2017 – 324, а в 2018 – уже более 840!

Что касается территориального распределения, то наибольшее количество преступлений приходится на Донецкую (296), Киевскую (166) и Луганскую (158) области.

Самые распространенные преступления связаны с уклонением от воинской службы (454), незаконное обращение с оружием, боеприпасами и взрывчатыми веществами (271), кражи (164), нарушение правил ПДД (125) и причинение тяжких телесных повреждений (121).

За примерами далеко ходить не надо. 12 октября 2018 года Сосновский районный суд города Черкассы согласился с доказательствами публичного обвинителя – военной прокуратуры Черкасского гарнизона Центрального региона Украины и признал военнослужащего по контракту одной из воинских частей Национальной гвардии Украины виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 263 и ч. 4 ст. 296 Уголовного кодекса Украины.

«В ходе досудебного следствия установлено, что 19.08.2018, около 16:00 указанный военнослужащий правоохранительного органа, находясь в состоянии алкогольного опьянения, совершал хулиганские действия в в центре одного из микрорайонов м. Черкаси. Правонарушитель демонстрировал во дворе многоэтажных домов гранату РГД-5, угрожал ее подорвать и нанести вред жизни и здоровью окружающих. В тот же день правонарушитель задержан согласно положениям ст. 208 УПК Украины. В дальнейшем ему мера пресечения в виде содержания под стражей», – сообщали в военной прокуратуре.

Еще одним пунктом, на который стоит обратить внимание, является отмеченный в докладной записке факт отсутствия сведений о количестве демобилизованных участников т.н. «АТО», в отношении которых осуществляется досудебное расследование в мирной жизни.

А таких случаев должно быть не просто много, а очень много!

В самом документе приводится пример с задержанием сотрудниками военной прокуратуры Киевского гарнизона бывшего военнослужащего, который с двумя сообщниками организовали хранение и сбыт гранат, патронов и наркотических веществ.

Правда, как легко можно выяснить, только этим бывшие участники карательной операции на Донбассе не ограничиваются – 31 октября 2018 года работники полиции завершили досудебное расследование в уголовном производстве в отношении 36-летнего жителя г. Борислав – участника АТО, который подозревался в совершении уголовного преступления, предусмотренного ч.1 ст.115 УК Украины (Умышленное убийство).

«Досудебным расследованием установлено, что обвиняемый во время внезапного конфликта со своей бывшей женой нанес ей шестнадцать ударов ножом по телу. От острой кровопотери потерпевшая скончалась», – отмечали в СМИ.

При этом каратель ранее уже был судим за преступления против жизни и здоровья человека, в частности по ч.1 ст.125 УКУ (Умышленное легкое телесное повреждение).

А торговля наркотическими веществами – это вообще практически национальный спорт украинских военных. Так, 24 октября 2018 года под процессуальным руководством военной прокуратуры Белгород-Днестровского гарнизона Южного региона Украины совместно с сотрудниками Управления внутренней и собственной безопасности «Юг» Государственной пограничной службы Украины на хранении и сбыте наркотических средств был задержан некий солдат Г., который в течение текущего года хранил и сбывал жителям г. Измаил наркотические вещества.

«23.10.2018 во время оперативной закупки амфетамина ориентировочно весом 2 г правоохранителями задокументирован факт сбыт наркотического средства военнослужащим хозяйственного отделения отдела ресурсного обеспечения пограничной комендатуры быстрого реагирования «Измаил» солдата Г. В настоящее время солдату Г. готовится сообщение о подозрении в совершении уголовного преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 307 УК Украины», – заявили в ведомстве.

Подводя итог, составители докладной записки отмечают, что в общем по государству за 6 месяцев 2018 года не произошло кардинального улучшения противодействия криминальным нарушениям (всего 4404 против 4286), т.е. уменьшение составляет всего 2.6% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, а работа правоохранительных органов имеет значительное количество недостатков.

Подведем и мы итоги. Хотя глубоких выводов можно не ждать – мы просто получили еще одно, весьма убедительное, доказательство очевидного факта: зона карательной операции в Донбассе давно превратилась в рассадник воров, убийц и мародеров. В очередной раз подтверждается старый тезис: привыкнув к безнаказанности в отношении жителей Донбасса, украинские террористы переносят свои привычки и в мирную жизнь.

Так чего же удивляться, что Украину захлестнула очередная волна преступности?

Автор: Юрий Квинто