Донбасс. Бетховен. Рок. Интервью с Данилом Милкой — Правда ДНР

Донбасс. Бетховен. Рок. Интервью с Данилом Милкой

Донецкой государственной академической филармонии удалось за год трижды привести в полный восторг искушенную донецкую публику. «Рок-хиты», «Simply the best», «Легенды русского рока» — все три программы прошли с оглушительным успехом, а последняя стала торжественным финалом уходящего музыкального года. «Правда ДНР» писала, как в столице Республики академический симфонический оркестр им. Прокофьева увековечил русские рок-шедевры.

Мы пообщались с живой донецкой легендой – композитором, дирижёром, создателем программы «Легенды русского рока» Данилом Милкой.

— Программа «Легенды русского рока» является логическим продолжением «Рок-хитов» и «Simply the best». Как родилась идея создания первой эстрадно — симфонической программы «Рок-хиты»?

— Эта идея в Донецке уже давно «витала в воздухе». Подобна практика совмещения рок-музыки и симфонического оркестра существует уже не один десяток лет в Европе в США. Например, я думаю, многие помнят и любят выступление «Металлики» и «Scorpions» в сопровождении оркестра. Мне вспоминается, что в Донецке ещё до войны шли разговоры по поводу создания подобной концертной программы. Но тогда всё банально упёрлось  в отсутствие нот, партитур и оркестровых голосов. Необходимо было создать аранжировки, подготовить партии. Потом в 2015м году, когда уже началась война, и когда произошли перемены в руководстве филармонии, уже непосредственно генеральный директор филармонии Александр Александрович Парецкий предложил мне попробовать взяться за это непростое дело. Кстати, это был достаточно большой риск с его стороны. Было заранее неизвестно, какой получился бы результат, и как бы его восприняла публика. Так что в нашей новейшей музыкальной истории идея принадлежит ему. Что ж, мне кажется, программа получилась хорошей и людям она нравится!

— Вы сказали, что это довольно сложная работа, а можно поподробнее? Раскройте секрет, как эти шедевры создавались?

— Безусловно, довольно сложно. Но любая работа, если ты делаешь её с любовью и отдаёшься этой полностью, идёт гораздо легче.  В данном случае необходимо обладать большим багажом, как теоретических знаний целого комплекса музыкальных дисциплин, знаний инструментов симфонического оркестра так и практического опыта их художественного воплощения.

Помимо всего этого, ещё должна быть особая творческая «искра», элемент «художественного озарения», потому что музыка — это не только наука, в которой всё решается только по определённым правилам. Должно быть особое вдохновение и только благодаря этому в конечном итоге получается хороший творческий результат.

Добавлю, что это ещё и физически сложно. Программа «Легенды русского рока» — это около 300 страниц партитуры А3! Мало того, это не просто большой объём, это нужно придумать, сочинить! И ещё, для каждого исполнителя в оркестре должны быть подготовлены оркестровые партии. Вот если это всё суммировать, то получится примерно две тысячи страниц. Так что объём огромный.

— По какому принципу выбирали композиции для программы?

Возможность выбора композиций и на «Легенды русского рока», и на «Simply the best», и на «Рок-хиты» была предоставлена руководством филармонии мне. За что, конечно, огромное спасибо! Это очень хорошо, когда человеку дают определённую творческую свободу сделать всё «от и до», сделать так, как он видит и слышит.  Безусловно, при выборе композиций, я учитывал многие факторы. Во всех трёх программах нужно было представить широкий спектр песен выбранного направления на разные вкусы публики. Ну и, конечно, я опирался на собственный вкус, я выбирал песни, которые мне лично нравятся. Ещё важный момент: нужно было выбирать именно те композиции, которые действительно будут хорошо звучать в симфоническом оркестре. То есть, должна была изначально присутствовать предрасположенность музыкального материала к обогащению её оркестровыми красками и тембрами. Были композиции, от которых я отказывался просто потому, что они не очень хорошо «ложились на оркестр». Например, в «Легендах русского рока» по этой причине мне пришлось отказаться от некоторых группы. А хит группы «Сплин» «Моё сердце» я сделал в совершенно ином стиле, нежели она звучит в оригинале.

— Вы сами пишете музыку, но она довольно серьёзного академического направления. В этом году оркестр Донецкого оперного театра им. Соловьяненко исполнил Вашу Пассакалию, посвященную памяти погибших жителей Донбасса.

— Да, в целом музыка Пассакалии достаточно напряжённая и трагичная, она полна сложных гармоний и диссонансов, но её финал всё же светлый и оптимистичный. Она уже исполнялась три раза, два раза в Донецке и один раз в Ростове-на-Дону. Судя по реакции слушателей, я делаю вывод, что такая музыка всё ещё продолжает быть востребована. А это один из важнейших стимулов для дальнейшего творчества.

— Ваш любимый композитор?

Однозначно на этот вопрос ответить трудно. Я отвечу так: любимый композитор тот, с произведениями которого имеешь дело в данный момент. Если брать великих композиторов академической музыки, то это, безусловно, и Бетховен, и Шостаковича, Моцарта, Баха, Малер и др. Это абсолютные вершины, с которыми сложно спорить. Но помимо академической музыки я также очень люблю джаз, рок, этническую музыку и много какой ещё.

— Сейчас, когда стало ясно, что Вам удался синтез академического оркестра и рок-музыки, как будете развивать его дальше?

Действительно, мне кажется, что процесс в этом направлении пошёл. И тут огромное значение имеет факт привлечение публики в концертный зал, потому что многие слушатели, посетив «Рок Хиты» и «Легенды Русского Рока, впоследствии будут ещё чаще ходить в филармонию на другие концерты академической музыки, концерты симфонического оркестра. Развивать подобное направление? Безусловно, это в планах есть. Уже есть задумки нескольких новых программ эстрадно-симфонического плана. Но о них я бы говорить не хотел. Пусть это будет сюрпризом для наших слушателей.

— Последний вопрос: насколько сильно оказали на Ваше творчество военные события в Донбассе?

Очень сильно. Безусловно, когда происходят подобные трагические события, это стимулирует человека к деятельности, а творческих людей к творческой деятельности. Происходит определённая встряска, появляются новые стимулы, проявляются новые стороны человеческой личности, которые до этого находились в «спящем режиме». С приходом войны мои взгляды, моя мировоззренческая позиция ещё больше утвердились и укоренились. Появилась ясность и определенность. Эти переживания, безусловно, не могли не отразиться на творчестве.

Беседовал Максим Газизов,

фото – Марина Корнеева

 

Читайте также

Добавить комментарий

13 декабря: столкновение под Луганском, Накинский кошмар и апостол Андрей

В этот день произошло столкновение луганских рабочих отрядов с донскими казаками, пытавшимися подойти к Луганску, в Китае началась Накинская резня, а Русская Православная Церковь отмечает день памяти апостола Андрея.